Интервью с The Biz № 1

Прожить долгую и счастливую жизнь, так ни разу и не услышав музыки Бенни Бенасси, конечно, можно. Можно, к примеру, изготовить из ваты и воска беруши и не расставаться с ними ни при каких обстоятельствах. Можно отправиться осваивать Марс. Можно сделать лоботомию. Других методов на ум не приходит: массированная и повсеместная радио- и телеротация делают эту затею практически безнадежной.

Бенасси — ультрамодный итальянский диджей, его актуальность не получается ни оспаривать, ни игнорировать. Однако далеко не все завсегдатаи танцполов знают о его проекте The Biz. The Biz — это Пол и Виолетта — двое обаятельных, улыбчивых, подвижных, короче говоря, очень итальянских итальянцев (Виолетта, впрочем, имеет румынское происхождение), исполняющих вокальные партии в шлягерах Бенасси, а также отвечающих за сценические шоу. Мегахит Satisfaction” — их рук, ног и глоток дело.

— Так уж случилось, что вы всегда пребываете несколько в тени своего именитого коллеги — Бенни Бенасси. Не испытываете ли вы по этому поводу ревности?
Пол (широко улыбаясь): Нет! Абсолютно нет! Мы просто танцоры, певцы. Мы даем жизнь его музыке, и нам этого абсолютно достаточно.

— Пытаясь описать ваше творчество, журналисты часто используют презабавные определения. Мне встречались: «техно-дэнс», «секси-дэнс», «секси-техно» и даже «колд-хот-техно». Вы сами себя как-то и дентифицируете?
Пол: Я бы сказал, «электро». Просто «электро». Может быть, «дэнс-электро». Но для следующего альбома, который будет выпущен также лейблом Benassi Bros., мы уже придумали новое определение — «пампфония» (от англ. pump” — насос, качать — авт.). Это очень соответствует саунду будущей пластинки. То есть стилистически мы будем исполнять все тот же «электрик», но звук будет очень «пампфонический».

— Ваш концерт организован торговой маркой «Хортица». Вы любите водку?
Пол: Я нет. Но Виолетте нравится.
Виолетта: Я люблю водку, поскольку я родилась в более холодной стране.- Я слышал, водка погубила многих хороших и талантливых людей. В том числе и тех, кто играл музыку в стиле «электрик».
Пол: Если серьезно, мне нравится водка, но не нравится напиваться в лоскуты.
Виолетта: Мы можем выпить, но без особого фанатизма.

— Выпив водки, русский человек обычно затягивает про ворона, мороз, в крайнем случае, про ямщика. Что в подобных ситуациях поют в Италии?
Виолетта: Лично я, когда напиваюсь, иду спать. Я ничего не пою.
Пол: И я тоже. Но, проснувшись, сразу же начинаю петь. Если вы слышите, как я пою, можете не сомневаться — я уже проснулся.

— Раньше итальянская поп-музыка была востребована на мировом рынке, скорее, благодаря своему национальному колориту. В последнее время появляется все больше команд, звучащих по-американски. Я говорю про Planet Funk, The Biz, последнего Роберта Майлза. Вы верите в то, что Италия будет когда-нибудь диктовать музыкальные тенденции миру, как сейчас их диктуют США и Британия?
Пол: Да, я понимаю, о чем ты. Думаю, да. Раньше итальянская поп-музыка была действительно в основном «италиан италиан». Но за последние несколько лет мы стали более открыты для остального мира и для остальной музыки. Если ты не соответствуешь мировым стандартам звучания, шансов выйти на мировой рынок у тебя практически нет. Те же Planet Funk — очень показательный пример того, как, оставаясь итальянской группой, можно добиться нового и вполне интернационального саунда.

— Однажды мне довелось интервьюировать Роберто Лоретти… Вы помните такого персонажа?
Пол: Нет вроде бы… Кто это?

— Это известный итальянский певец. Впрочем, не важно. Он говорил, что любой, скажем, неапольский официант поет не хуже Рамазотти или Цукерро. Врал?
Пол (показывая на диктофон): Выключи это.

— Я не скажу Рамазотти, обещаю.
Пол: Я не знаю, врал он или нет, у меня ведь свой собственный вкус. Но я точно не поклонник традиционного оперного вокала. Мне нравится современная музыка. И потом, в наше время ты уже не можешь судить о ком-то только по его вокальным данным, верно? Ты должен оценивать все целиком — и аранжировки, и как это записано, и манеру поведения на сцене — очень много факторов. Возьми, к примеру, Мадонну. Она, конечно, не лучшая певица на планете, но если сложить все ее достоинства, получится действительно нечто уникальное. Уникальный образ, уникальная исполнительница.

— У Бенасси есть совместный трек с Rolling Stones. Кого бы предпочли The Biz?
Пол: Мне многие нравятся, слишком многие. Эл Жарро. Мадонна, как я уже говорил. Эрика Баду. Очень многое из американского черного фанка. Да я мог бы тут всю ночь просидеть, перечисляя! Виолетта, скажи ты.
Виолетта (с оттенком вызова): Мне нравятся все, кого назвал Пол. И еще Билли Холлидей. И Эрик Клэптон. Я понимаю, это совсем не похоже на Бенни Бенасси, но мне нравится. Мне нравится даже Крэйг Дэвид!

— Что ж, ничего страшного, тут нечего стыдиться.
Виолетта: Самая разная музыка, разные стили, черное, белое — все.

— Виолетта, вы родились в Бухаресте. Затем активно включились в итальянский шоу-бизнес. А сегодня выступаете в заснеженной украинской провинции. У вас не сносит крышу от такого смешения культур, лиц, языков, климатических поясов?
Виолетта: Да! Определенно. А если говорить серьезно, я переехала в Италию довольно давно — 14 лет назад. Это моя вторая родина, мой второй дом. В Италии я стала женщиной. Но, приехав сюда, я увидела, как тут все белым-бело, и сразу же вспомнила Румынию. Это снег… Я подумала: «Мне нравится эта страна! Здесь мне хорошо».

www.isramovie.com
Андрей Зимоглядов (газета «Салон»)

Оформление и поддержка:
«»
2004—2017